Санкт-Петербургский Парусный клуб


Основан в 1887 г. как парусный кружок, а статус яхт-клуба получил в 1898 г., когда 27 февраля был утвержден его Устав. Первоначально арендовал участок берега в Старой Деревне, против Елагина острова.
Позже перебрался на Крестовский остров, на берег р. Малой Невки, у Большого Петровского моста.
knazВ первые годы своего существования кружок получил покровительство Великого князя Александра Михайловича,
который патронировал многие парусные общества. Помимо основного (центрального) отделения, в начале 1890-х гг. были отделения кружка на Петровском о-ве, в Гавани, в Стрельне. Каждое отделение имело собственную кассу и право самостоятельно вести финансовые операции. По постановлению Общего собрания от 4 марта 1893 г. для открытия местного отделения должно было быть не менее 5 желающих из членов кружка, которые владел бы не менее тремя парусными или паровыми судами, занесенными docв списки общества. Председатель каждого отделения входил в состав Комитета кружка.

Годовой взнос на рубеже XIX- XXвеков составлял примерно 10 — 15 руб., вступительный — 5 руб. Постоянные гости платили 3 руб. Позднее членский взнос повышался. В 1913 г. он составил 30 руб., а в 1915 г. — 50 руб. Разовый входной билет для гостя стоил 20 коп.
Сословных ограничений при вступлении в кружок, а затем в клуб, не существовало.
В 1893 г. в кружке было 114 членов (106 действительных и 8 пожизненных), 4 сотрудника, 3 кандидата, 39 летних гостей. По данным на 1898 г. в клубе состояло 89 действительных членов, 8 пожизненных, и 8 сотрудников. Все основные вопросы в клубе решало Общее собрание путем голосования. Интересно отметить, что Общим собранием от 23 января 1893 г. была запрещена практика передачи голосов, видимо, случавшаяся ранее.

doc1 Кружок (клуб) устраивал гонки, парусные прогулки. В 1893 г. было устроено 5 гонок (13 и 27 июня, 18 июля, 29 августа, 5 сентября) и 2 по Стрельнинскому отделению (20 июня и 6 июля). Призами на этих гонках были, главным образом, жетоны. Судя по отчетам, была специальная статья расходов — плата ювелиру за их изготовление. Ежегодно проходила одна специальная гонка для профессиональных рыболовов Невской губы с целью их поощрения к усовершенствованию типов рыболовных судов. Призы на рыболовных гонках были денежные (как на поощрительных матросских гонках в других яхт-клубах). Первый приз на гонке 1893 г., состоявшейся 16 мая, составлял 25, второй — 15, третий — 10, четвертый — 5, пятый — 3 руб. Был еще специальный поощрительный приз в размере 10 руб., который выдавали за лучшее снаряжение. Но денежными призами на рыбацкой гонке дело не ограничилось. Как говорилось в отчете, «Для гонки рыбаков в распоряжение Санкт-петербургского парусного кружка был предоставлен Российским Обществом рыбоводства и рыболовства особый приз имени Общества — ценная серебряная кружка».

В том же 1893 г. была устроена дамская гонка, одна из первых в практике российского спорта. Тогда же кружок предпринял дальние плаванья — в дер. Ижорку, в Кронштадт, в Сестрорецк.
Зимой устраивали гонки на буерах и лыжах. Павильон кружка иногда предоставлялся финским лыжникам для проведения состязаний, привлекавших много зрителей.

flagФлаг клуба имел типичный рисунок — белый с синим прямым крестом и гербом Санкт-Петербургской губернии в верхнем крыже.
Знак клуба представлял собой красную шестиконечную звезду в ветвях из дубовых листьев.
В 1906 г. рисунок знака был изменен.
vimpel Его очертания приобрели вид «золотого или металлического, золоченого герба города Санкт-Петербурга, в дубовых листьях из такого же материала, зеленоватого оттенка и с буквами П.К., расположенными наискось, по обе стороны знака в нижней его половине — серебряными или металлическими посеребренными».


На рубеже XIX-XXвеков в списках клуба числилось около 35 судов.
В 1908 г. было 47 парусных судов и 9 паровых и моторных — всего 56 единиц.flot Зимой они содержались в специальном помещении, куда принимались и лодки Невского яхт-клуба.
Свидетельство на право ходить под флагом яхт-клуба стоило 1 руб. Патенты на право ношения судового знака и флага выдавались только Комитетом кружка. Отделения не имели таких полномочий.
Первым председателем кружка был О.Ф. Ниссен (1887 — 1889), которого сменил В.Ф. Харламов (1890 — 1892). Затем председателем стал один из наиболее деятельных его членов — граф В.А. Олсуфьев, подполковник Лейб-гвардии конногвардейского полка. В 1897 г., когда он оставил должность, в течении двух лет она была вакантной. В 1899 и в 1900 г. кружок, получивший к тому времени статус яхт-клуба, возглавлял В.П. Бонч-Осмоловский, служащий Комитета управления водяного и шоссейного сообщения и торговыми портами. В.П. Бонч-Осмоловский также состоял в Санкт-Петербургском фотографическом обществе. Следующие два года командором клуба был снова граф В.А. Олсуфьев. В 1902 — 1904 гг. клуб возглавлял В.Г. Штемпель. Он был профессионально связан с морским делом — служил капитаном Главного адмиралтейства, начальником мастерской мореходных инструментов в Главном гидрографическом управлении. Его сменил А.Г. Навашин, управляющий по сооружению Сибирской железной дороги. Позднее командором стал Н.П. Козлов(1908 — 1909 гг.), а на смену ему пришел В.К. Эгкард, тов. Председателя Санкт-Петербургского фотографического общества. После В.К. Эгкарда командором снова стал А.Г. Навашин, которого, в свою очередь, сменил В.Г. Штемпель, также имевший опыт руководства яхт-клубом, и к тому времени уже вышедший в отставку. Он был последним командором клуба.
Определенной известностью в общественной и деловой жизни Петербурга пользовались и другие члены яхт-клуба. В частности, Владимир Ахиллесович Рейс, инженер-архитектор, состоявший в Санкт-Петербургском обществе архитекторов. Им также был учрежден специальный приз для победителей в водных состязаниях — так называемый «Кубок Рейса» — одна из наиболее престижных наград в Петербурге, за которую боролись несколько яхт-клубов.

В Парусном клубе состоял и Михаил Николаевич Бенуа, директор правления Общества «Кавказ и Меркурий», одновременно бывший членом Комитета Невского яхт-клуба.
Состояли в Парусном клубе и служащий Государственного банка Н.А. Фелькнер, и портовый таможенник А.В. Кржижановский.
Торжественно проводились не только гонки яхт-клуба, но и открытия новых Отделений кружка. Так, например, открытие Стрельнинского отделения праздновалось 6 июня 1893 г. в присутствии многочисленной публики и многих почетных гостей, представителей Кружка и С.-Петербургского Речного яхт-клуба, прибывших в Стрельну на нескольких яхтах. «Торжество ознаменовалось молебствием с освящением флагов, судов и гавани нового Отделения, и общим завтраком. Из числа судов, прибывших на Стрельнинский рейд к началу молебствия, следует назвать прежде всего таможенный крейсер „Нырок“, командир которого лейтенант Ф.А. Стойков любезно предложил свою судно для доставления в Стрельну представителей центрального отделения кружка».
В том же году состоялось еще одно мероприятие. 11 октября 1893 г. французские яхтсмены оказали теплый прием русским морякам близ Парижа на гонках в честь вице-адмирала Ф.К. Авелана. В ответ на это Петербургский парусный кружок отправил благодарственное письмо в редакцию французской версии журнала «Яхта» — официального печатного издания «Союза французских яхт». Письмо было опубликовано во французском издании, и в ответ на него от французских яхтсменов поступила телеграмма по адресу Петербургского парусного кружка. Также поступили подарки от французов — три медали с соответствующими надписями. Данный эпизод, конечно, не имел принципиального значения для деятельности кружка, но он являлся, по-своему, знаковым — свидетельствовал, во-первых, о стремлении яхтсменов установить международные связи, и, во вторых, о том, как русско-французское политическое сближение, фактически породившее Антанту, отразилось на локальном, общественном уровне (именно в 1893 г. была ратифицирована конвенция между Россией и Францией о совместных действиях, если одной из сторон будет угрожать Германия или Австро-Венгрия).
В том же году кружок участвовал в общегородских церемониях. Так, 26 июня и 12 августа суда кружка (как и других подобных Обществ столицы) принимали участие во встрече Германской и Французской эскадр, сопровождавших Императора Германии и Президента Французской республики.
В 1897 г. Кружок участвовал в  I Всероссийской выставке судоходства, где представил к экспонированию фотографии здания и яхт, а так же модели судов. В качестве приза был получен диплом I степени.
Многие яхтсмены не только платили членские взносы, но и жертвовали на нужды своего Общества редкие издания по водному спорту (напр., периодические издания, выпускавшиеся за границей), строительные материалы, а также сигнальные мачты, фонари с подсветкой, подзорные трубы и т.п.

Деятельность Парусного клуба значительно способствовала развитию парусного спорта в Санкт-Петербурге.
Созданные им Отделения со временем превратились в самостоятельные яхт-клубы: Петровский, Стрельнинский и Петроградский морской (Гаванское парусное общество), вписавшие свою страницу в историю российского яхтинга.